Мама домогается сына

Мама домогается сына

История понравилась, про маму одиночку и сына!

Прости меня, сынок!

(История подлинная. Может быть, она окажется для кого-то поучительной).

Это история семьи “неблагополучной”, как у нас принято называть. Мать растит сына, одна, без мужа, развелась, когда сыну и года не было. И вот сыну уже 14 лет, ей 34, она работает бухгалтером в небольшом учреждении.

За последний год жизнь превратилась в ад. Если до пятого класса сын учился хорошо, то потом появились тройки. Дальше хуже, она хотела только одного, чтобы Володя закончил девятилетку, получил хоть какую-то специальность! Постоянные вызовы в школу: в разговоре классная руководительница не церемонилась, выговаривала ей в присутствии множества учителей, которые тоже не упускали рассказать о провинностях Володи и его неуспеваемости. Подавленная, раздражённая, она шла домой, ощущая полное бессилие что-либо изменить. Её упрёки и назидания выслушивал он молча и угрюмо. Уроки по-прежнему не учил, дома не помогал.

Вот и сегодня пришла домой, а в комнате опять не убрано. А ведь утром, уходя на работу, строго-настрого приказала: “Придёшь из школы, прибери в квартире!”

Поставив чайник на плиту, она устало и нехотя стала прибираться. Вытирая пыль, вдруг увидела, что вазы, хрустальной вазы, подаренной её когда-то подругами на день рожденья (самой ведь сроду не купить!), единственной ценности в доме — нет. Она замерла. Унёс? Продал? Мысли одна страшнее другой лезли в голову. Да, совсем недавно она видела его с какими-то подозрительными мальчишками. На вопрос: “Кто это?” сын буркнул в ответ что-то невнятное, а на лице явно читалось: “Не твоё дело!”

“Это наркоманы!” — прорезало её мозг. О, боже! Что делать это они заставили его! Он сам не мог! Он не такой! А вдруг и он курит зелье? Или?.. Она бросилась вниз по лестнице. Во дворе было уже темно, по улице спешили редкие прохожие. Медленно вернулась домой. “Сама виновата! Сама! Во всём! Дома ему давно житья не стало! Даже бужу по утрам окриком! А вечерами! Весь вечер ору на него! Сыночек, родненький, да что за мать тебе досталась непутёвая!” она долго плакала. Потом принялась тщательно убирать в квартире — сидеть просто так не было сил.

Протирая за холодильником, она наткнулась на какую-то газету. Потянула. Послышался звон стекла, она вытащила завёрнутые в газету осколки разбитой хрустальной вазы…

“Разбил… Разбил!” — вдруг сообразила она и опять заплакала. Но это уже были слёзы радости. Значит, он разбил вазу и никуда её не уносил, — спрятал. И вот теперь, Дурачок, не идёт домой, боится! И вдруг она опять замерла — нет, никакой он не дурачок! Она представила себе, как увидела бы разбитую вазу, представила и свою ярость… тяжко вздохнула и принялась готовить ужин. Накрыла на стол, расстелила салфетки, расставила тарелки.

Сын пришёл в двенадцатом часу. Вошёл и молча остановился в дверях. Она бросилась к нему: “Володенька! Да где же ты так долго пропадал? Я заждалась совсем, измучилась! Замёрз?” она взяла его холодные руки, погрела в своих, поцеловала в щеку — и сказала: “Иди, мой руки. Я приготовила тебе твоё любимое”. Ничего не понимая, он пошёл мыть руки. Потом направился на кухню, а она сказала: “Я в комнате накрыла”. Он прошёл в комнату, где было как-то особенно чисто, опрятно, красиво, осторожно сел за стол. “Кушай, сыночек!” — услышал он ласковый голос матери. Он уже забыл, когда мама так обращалась к нему. Сел, опустив голову, ни к чему не притрагиваясь.

— Что же ты, сыночек?

Он поднял голову и сказал дрогнувшим голосом:

— Я разбил вазу.

— Я знаю, сынок, — ответила она. — Ничего. Всё когда-нибудь бьётся.

Вдруг, склонившись над столом, сын заплакал. Она подошла к нему, обняла за плечи и тоже тихо заплакала. Когда сын успокоился, она сказала:

Прости меня, сынок. Кричу на тебя, ругаюсь. Трудно мне, сыночек. Думаешь, я не вижу, что ты одет не так, как твои одноклассники. Устала я, работы невпроворот, видишь, даже домой приношу. Прости меня, никогда больше тебя не обижу!

Поужинали молча. Тихо легли спать. Утром его будить не пришлось. Сам встал. А провожая в школу, она впервые произнесла не “смотри у меня… ”, а поцеловала в щёку и сказала:“Ну, до вечера!”

Вечером, придя с работы, она увидела, что пол помыт, а сын приготовил ужин — пожарил картошку.

С тех пор она запретила себе вообще говорить с нам о школе, об оценках. Если ей мучительны, даже редкие посещения школы, то каково же ему?

Когда сын вдруг сказал, что после девятого класса пойдёт в десятый, она не показала своих сомнений. Однажды тайком заглянула в его дневник — там не было никаких двоек.

Но самым памятным днём для неё стал день, когда вечером, поужинав, разложила свои счета, он сел слева, сказал, что поможет ей считать. После часовой работы она почувствовала, что он положил голову ей на плечо. Она замерла. Был маленький, сидел часто возле неё и, утомившись, клал голову ей на руку и нередко так засыпал. Она поняла, что вернула себе сына

Олег С

Раздел: Инцест

Наступило утро, первый луч света залил всю спальню и я проснулся. Потягиваясь, я почувствовал ту натруженность своего члена и внутреннюю ломоту в паху, как это бывает от многократной мастурбации. Я поднялся и пошёл в туалет, член как всегда стоял от переполненного мочевого пузыря. Проходя мимо зала, я заглянул в комнату, мама ещё спала. Я пошёл, принял душ и стал готовить завтрак, решив порадовать маму. Мама проснулась только около 10 часов. Встав, она сходила в туалет, затем зашла на кухню спросила, что я приготовил, пожаловавшись на плохое самочувствие. Затем, сказав что ещё поспит пошла в спальню и легла снова спать. Мне как-то стало жалко маму, моего самого любимого человека и я решил, что больше такого делать с ней не буду.

С того дня прошло около 2-х месяцев. Однажды мама вернулась с работы в странно озабоченном виде. Я подумал, что какие-то неприятности на работе и спросил у неё в чём дело. На это мама как-то странно посмотрела на меня и сказала, что хочет со мной серьёзно поговорить. У меня со страху аж волосы на голове зашевелились. Мама спросила: «Что ты со мной сделал?». Я не понимающе хлопал глазами и дела глупое выражение лица. «Ты знаешь, что я беременна» — сказала мама. Моё сердце просто взяло и ушло в пятки. Я понял, что отпираться нет смысла и опустил голову. Далее состоялся разговор, который, думаю, вам дорогие читатели не понравится. Я сам с ужасом вспоминаю те минуты. Мне пришлось выложить маме всё начистоту. Даже мои слова признания, то, как я люблю её не помогли. Около двух недель мы вообще не разговаривали. После того как прошло это страшное для меня времечко, мама потихоньку начала со мной общаться и уж чего я не ожидал, однажды вечером, она опять меня подозвала на серьёзный разговор. «Ты наверно не понимаешь» — сказала она: «но мне уже нельзя делать аборт». Я тогда в этом вообще не разбирался и слушал её, хлопая глазами. Дальше она сказала мне, что будет вынашивать и родит ребёнка от меня, но об этом никто не должен знать на всём белом свете, не то позор на весь город. Я вообще был ошарашен от таких речей своей мамы. Я спросил, а что говорить. Мама объяснила мне, что нужно говорить, что к нам приезжал папа из Норильска и всё. Я поклялся ей, что всё так и будет, что я «могила» на всю оставшуюся жизнь. Не знаю, простила она меня или нет, спросить я не решался, но моя жизнь с того вечера опять потекла мирно и спокойно. Исключением было то, что мамин живот с каждым месяцем становился всё больше и больше. Так прошло ещё 4 месяца, и мама пошла декретный отпуск. Ребёнок в мамином животике уже начал потихоньку толкаться, это она мне говорила. Спустя ещё месяц животик мамы стал совсем большим. Как ни странно мама стала отвешивать разные шуточки в мой адрес по поводу того, что я с ней сотворил, да шуточки то были порой совсем не литературные. А кроме этого мама предупредила меня, что я буду должен во всём ей помогать и ночью вставать и стирать и пеленать и тому подобное, общем нянькой бесплатной буду, раз такое сотворил с ней. Я со всем соглашался, другого пути у меня не было. Всё шло как-то на редкость хорошо и гладко, пока я вновь случайно не увидел маму голой. Кстати она стала вести себя как-то ещё более раскованно. Дверь в ванну, когда мылась, не закрывала. Ходила по дому в своём коротком халатике, который, кое-как завязывался на животе и постоянно распахивался. Так вот, проходя однажды мимо ванны, я вдруг задержал взгляд на огромной щели между дверью и косяком, шириной в ладонь. Мама стояла в ванной лицом ко мне, меня она не видела, так-как в коридоре было темно, была уже поздняя осень и на улице быстро темнело. То, что я увидел, опять возбудило меня до предела. В ванной стояла всё та же моя родная мамочка, но у неё был огромный живот, с напрочь расплющенным пупком, ставшие ещё огромнее груди. Околососковые круги и соски сильно потемнели и были тёмно-коричневые, а внизу под животом пушился всё то же родной и знакомый до боли мамин лобок. Мама медленно намыливала себя губчатой вихоткой, при этом потоки пены и мыльной воды растекались её по грудям, животу и спускались к лобку, капая с волос. У меня опять промелькнула шальная мысль, а как бы, если мама разрешила мне помочь ей помыться. Я схватился за член и стал судорожно дрочить. В этот момент мама растопырила ноги и чуть присев стала тереть губкой свою промежность, тормоша и растягивая половые губы в разные стороны. С тех пор как я их не видел их, они стали у неё ещё больше и выпячивались наружу ещё сильнее. Меня тут же захлестнула волна оргазма и я обкончал весь косяк и дверь. Мама стала обмываться и я поспешил убраться прочь. На какой-либо контакт с мамой я уже и не рассчитывал, но одно неприятное событие, случившееся через пару недель всё резко изменило в лучшую для меня сторону.

Однажды вечером мама, как всегда, пошла купаться в ванну, а я в зале смотрел телевизор. Вдруг, спустя несколько минут из ванны послышался мамины стон: «Сынок помоги мне». Я, как стрела залетел в ванну и увидел, что мама лежала на дне ванны совсем голая, а руками схватилась за её края и пытается встать, но её бессилие и тяжёлый живот с грудями не давали её этого сделать. Мама прошептала мне, что у неё кружиться голова и чтобы я помог её дойти до кровати. Я протянул руки и подхватил маму под руки, после чего стал тянуть её к верху. Это было не легко, но с помощью мамы мне всё же удалось её поднять и потянув на себя я помог её вылезть из ванны. Я встал с боку и правой рукой подхватил маму за поясницу, а левую руку пока мама была в наклоненном состоянии приложил к грудной клетке между животом и грудями дабы не коснуться ни живота ни титечек. Однако когда мама встала её огромные налитые тити прижали моё предплечье. В таком пикантном положении я стал сопровождать маму в спальню, смотря под ноги и одновременно на пучок мокрых волос на лобке у мамы. Подведя маму к кровати, я помог ей лечь. Мама попросила меня, чтобы я накрыл её одеялом. Я так и сделал, а сам лёг рядом с ней. Мама повернулась ко мне, и ласково посмотрев на меня сказала: «Миленький мой, спасибо тебе, чтобы я без тебя делала». После этого мама взяла рукой мою голову и прижала моё лицо к своей груди, конечно через одеяло. Потом она объяснила мне, что в ванне у неё резко закружилась голова, и она вообще чуть не упала в обморок. Я пожалел её и стал гладить рукой по голове. Тут же ни с того ни с сего я спросил у мамы: «Мама, а у тебя в титечках молоко есть». Мама рассмеялась и ответила, что молочко бывает только после рождения ребёнка, а до рождения из груди появляется молозиво. Я спросил, что это такое. Воцарилась тишина. Я думал, мама скажет ещё что-нибудь, чтобы я понял, но к моему удивлению, мама как то странно из под лобья посмотрев на меня, но не хмуро, а как то игриво, повернулась ко мне боком и оголила перед моим лицом свои груди. Затем правой рукой сжала правую грудь у самого соска, из которого появились капли светло жёлтой жидкости похожей на сыворотку. Мама улыбнулась мне и спросила: «Хочешь попробовать?». У меня от удивления и от какого-то внутреннего напряжения просто онемели губы. Хлопая глазами, я улыбнулся ей в ответ и замахал головой. Не теряя ни секунды я припал к маминому сосцу на правой груди. Когда мои губы коснулись околососкового круга я почувствовал необыкновенно нежный аромат, такой похожий с тем, как пахло на кухне в детском саду. Я стал нежно посасывать сладкую жидкость из маминой груди. Я спросил у мамы, а где же та дырочка, откуда вытекает жидкость. На это мама снова сжала сосок, а откуда выступили капельки молозива. Я увидел, что оно выступает словно из нескольких маленьких незаметных дырочек, типа супер мелкого душа. Я слизал выступившую жидкость и снова припал с соску. Тут мама стала меня ласково отстранять и сказала: «Ну хватит шалопай, ещё насосёшься, когда молоко некуда девать будет». Эти слова вошли в мои уши, словно член во влагалище, также сладко и радостно и я отпустил мамину грудь. Затем, встав с кровати, я пошёл на кухню. В голове у меня роились кучи мыслей, о том, что у меня ещё будет куча приятных мгновений с мамой. И то, как мама была хорошо ко мне предрасположена, даже показав мне грудь и разрешив пососать её, меня просто окрылило и дало надежду на светлое будущее с мамой. Поздно вечером этого же дня мы с мамой стали укладываться спать. Вдруг мама зашла ко мне в зал, где я уже стелил себе на диване, и попросила меня лечь сегодня с ней рядом, она мотивировала это тем, что после сегодняшнего случая она боится оставаться одна. Я послушно пошёл за неё в спальню, а по пути забежал в туалет по маленькому. Я лёг на кровать, мама выключила свет, сняла халат и в одной ночнушке легла рядом со мной. Мы разговорились перед сном с мамой о предстоящей жизни вместе с малышом, который родится. О проблемах, которые могут возникнуть и тому подобное.

Я поддерживал мамин разговор, но честно говоря мне в мои 15 было до этого: … . Вдруг мама воскликнула: «Ой он толкается, потрогай». Мама нашарила под одеялом мою руку и ладонью приложила к своему, вы не поверите голому, животу. Моя рука лежала на мамином огромном животе, в котором с правой стороны действительно толкался ребёнок. Я вдруг представил себе, что мама задрала ночнушку до самых грудей, а спала она без трусиков, поэтому моя рука была в нескольких сантиметрах от её лохматого лобка. Получив определенное разрешение, я стал ощупывать весь живот под видом, что ищу где же он толкается, ребёнок то. Мама делала вид, что ничего особенного не происходит, а наоборот подсказывала мне: «Да вот он здесь, здесь». И я, рискуя доверием мамы, опустил руку совсем низко и всей ладонью прошёлся по её волосам на лобке. Прошло секунды три. Я уже ждал негативной ответной реакции, но вдруг мама произнесла слова, от которых у меня под языком появилось избыточное выделение слюны: «Сынок да ни здесь, пониже». Я, уже трясущуюся ладошку, опустил ещё ниже вдоль лобка, и она легла на мамины влажные от писанья половые губы. Ещё пару томительных мгновений. Вдруг мама прошептал: «Сынок, зачем ты меня там трогаешь». Я не знал, что ей сказать, но руку мне не хотелось убирать, я чувствовал, что мама сама этого не хочет.

«Я люблю тебя мама»- ответил я ей. Мама неожиданно прижала мою руку к своей писичьке, а второй рукой стала поглаживать мой член через трусы, я просто обалдел от счастья. Затем мама молча, откинув одеяло, сдёрнула мои трусы до колен и наклонившись надомной взяла мой член в свой рот. Никогда еще я не испытывал такого блаженства. В комнате было достаточно темной, только в лунном свете я видел силуэт маминой головы снующей то вверх, то вниз вдоль моего члена. Мама периодически отрывалась от члена отдышаться и говорила шёпотом: «Миленький мой, родной мой, ты же не предашь меня?» Я гладил мамины волосы на голове и шептал ей: «Ну что ты мамочка я никогда никому не скажу, я люблю тебя» Вдруг мама отстранилась, легла на спину и задрав свою ночнушку до грудей раздвинула свои белые ляжки. Я немного опешил, просто не знал, что она дальше скажет. А она шёпотом: «Сыночек давай согрешим, миленький мой родной ты же был во мне, прошу тебя, сделай это с мамой ещё». Не долго думая я тут же перевернулся и устроился у мамы между ног слегка опершись на её большой упругий живот, и с помощью маминых ласковых и нежных рук вошел в нее, в её раздвинутое в ожидании лоно. Мамина плоть охватила жидким теплом. Она вскрикнула: — Тихо! Тихо! Больно! Больно! … Не надо так быстро миленький. Ай, подожди, подожди, какой он у тебя большой и крепкий, Я хочу давай давай. Ой, больно, вот так, хорошо, ещё, ещё, она сильно прижала руками к себе мою юную попу. — Я хочу, хочу, почеши мне там, быстрее, быстрее. Еби меня. Еби меня!!! — тихо шептала мне мама — Ах! как хорошо! Ах, как сладко! Только ты можешь так нежно любить свою маму. От этих запретных слов, которые прерывисто слетали с уст мамы в жаркой истоме, я весь трепетал и, все больше и больше возбуждаясь, с силой молотил мамину писичку своим твердущим членом. Мама вновь прошептала мне: «Сынок осторожно не ложись на животик, малышу будет тяжело». Я прошептал ей в ответ: «Да мамочка, да любимая» и продолжал совершать движения в её теле, каждый раз как можно плотнее прижимаясь к её половым губам свои лобком. От сильного перевозбуждения я кончил минут через пять и упал рядом с ней. Но мама продолжала стонать, при этом левой рукой она то гладила свой живот, то мяла свою левую грудь, а правой продолжала массировать и совершать круговые движения, прижав ладонь к мокрым от спермы набухшим половым губам. Я лежал в темноте с открытым ртом и дышал как рыба, выброшенная из воды. Я не мог поверить, что мама допустила меня к себе. Постепенно мама успокоилась, и ничего так и не сказав мне в своё оправдание, затихла и уснула. Но самой интересное, что уснула она, совершенно раскрытая, ночнушка была поднята до грудей, ноги были широко раздвинуты и чуть согнуты в коленях, в той же позе когда я был на ней сверху



Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *